Ярь
смышлёность устриц
Вы думаете, я тут по заявке кому-то пишу? А вот хуй!

Автор: Ванильный Занзас
Персонажи: Элиот, фем!Лео и одноклассники фоном.
Рейтинг: PG-13
Жанр: стёб
Саммари: детский алкоголизм школьная попойка as is

— Напомни, что мы тут делаем?
— Устанавливаем социальные контакты, потому что ты, чёртов экстраверт, жить без них не можешь.
Они оба впервые попали на студенческую попойку после экзаменов. Лео традиционно получила самые высокие на курсе баллы по истории, химии, биологии и литературе. Учителя наперебой говорили, что ей — ему — нужно поступать в университет после школы, кто-то даже обещал заплатить за неё, если вдруг Элиот Найтрей решит, что его слуге высшее образование не нужно.
Лео отхлёбывает вино прямо из горла, морщится.
— Что за ослиную мочу вы пьете? Неужели у богатых детишек не хватает карманных денег на приличное вино? — но бутылку из рук не выпускает. Лео интересно, что будет, если хорошенько выпить, как это делают остальные. Действительно ли это так хорошо, что стоит впихивать в себя кислую гадость?
— Укоротить бы тебе язык на пару метров, — добродушно говорит одноклассник.
— Да ладно, Том, если Лео укоротить язык, кто нас будет на уроках развлекать?
Вильям панибратски обнимает Лео и тут же получает локтём по рёбрам.
— Куда это ты руки тянешь?
— Эй, ты вроде не против, когда Элиот так делает.
— Точно, Элиот. Не ты. Ему всё можно.
От алкоголя Лео довольно быстро пьянеет, но не настолько, чтобы перестать контролировать себя. Только становится непривычно общительной. Элиот почти не пьет: вино действительно паршивое. Ему и так неплохо.
Только когда речь заходит о девушках, он понимает, что нужно было бы выпить, перестал бы стыдиться. Лео пьяная, ей уже не стыдно, она самозабвенно изображает интерес.
— Какие тебе девушки нравятся, Лео? — спрашивает её Том. Та сначала лишь отмахивается, но потом выдаёт:
— Блондинки. Голубоглазые, — Лео красноречиво косится на Элиота, и комната взрывается смехом. Элиот краснеет до кончиков ушей.
— Давай серьёзно, Лео. Раз уж ты сегодня решил с нами пообщаться, выкладывай.
— Умные, конечно. Это не очевидно? — Лео потягивается. — Если вдруг дама в кровати ляпнет очевидную глупость, у меня всё упадёт.
— Ну ты даёшь! Хотя кто бы сомневался, конечно... Хотя это как-то не по-человечески. Нет бы размер сисек обсудил, — Тома уже порядочно развезло, и он совсем не контролирует свой язык. — Ну вот, например, чтобы умещались в ладонь — это нормальные сиськи?
— Если в твою — то нормальные, а если в мою... — Лео машет перед его носом своей тоненькой девичьей ладошкой.
— Да, у тебя руки как у девчонки.
— Сейчас кто-то получит, — лениво тянет Лео. На этот раз перед носом Тома кулак, выглядит он совсем не внушительно, но все знают, какая у Лео тяжёлая рука.
Элиоту не удаётся услышать их разговор полностью, он сам болтает, стараясь съехать с темы девушек и секса: он всё ещё трезв и ему всё ещё мучительно стыдно. Удивительно, ведь он видит голую девушку каждый день в своей комнате. Лео не стесняется переодеваться перед Элиотом, открыто демонстрируя маленькую грудь и — о ужас — то, что чуть ниже живота. Лео, в отличие от девушек на фривольных открытках, не старается соблазнить, она просто переодевается при Элиоте так, как переодевалась бы, будучи мужчиной.
В результате они оказываются в одном углу. У Лео в руке бокал виски, но она не пьёт.
— Всё, с меня достаточно. Ещё пару глотков — и я запрыгну на стол и начнут раздеваться.
Лео всё ещё в очках, но чёлку откинула в сторону, и Элиоту видно её глаза. Совершенно восхитительные, с длинными загнутыми ресницами. Если бы Элиот был поэтом, он бы точно воспел эти глаза в стихах, но Элиот в жизни не сложил и двух строк.
— Ну как тебе социализация? — насмешливо тянет Лео.
— Не особо, — отвечает Элиот и тут же переводит тему: — Я думал, ты уже совсем пьяный, а ты можешь выговорить слово «социализация».
— И даже слово «трансцендентальный», — Лео и правда произносит его без запинки. — И, представляешь, меня тянет поговорить о Ницще и о Марксе с Энгельсом. Нет бы морды кому пошёл бить. Может, поговорим о смерти Бога? Только не здесь, а в спальне.
Лео тихо шепчет, Элиот чувствует щекой её дыхание, а когда поворачивается, видит полуприкрытые глаза. И не понимает — то ли Лео и правда хочется поговорить о Ницше, то ли она его пытается совратить. Кто-то сказал, что мужчина должен совращать женщину? Бросьте, это же Лео.
Они тихонько уходят к себе, чтобы никто не заметил.
И, чёрт возьми, это чудовище действительно хотело поговорить о философии.

@темы: графомания, пандора, фики