20:07 

Ярь
смышлёность устриц
Прнс из дежурки.
Писала в разное время по заявке:
Вейдер/Афра, вместе сидеть в тюрьме у повстанцев.
Допустим, Вейдер знает про Люка, но ещё не сообщил ему чудесную новость "Я твой папа". Без повстанцев-свиноёбов, хотя симпатия к Эничке и Афре приветствуется. Желательно без беспросветного ангста, можно юмор.

1



На третий день они засыпают вместе на полу камеры. У них, конечно, есть койки, да и камера приличная, куда приличнее, чем в тех тюрьмах, куда обычно попадала Афра и откуда быстро сматывалась. Приятно быть сокамерницей такой важной персоны, как Вейдер: у них нормальный освежитель, а не ведро для справления естественных нужд в углу.
— Шикарные у нас условия, лорд Вейдер, — говорит Афра, скорее показательно для тюремщиков Альянса, чем для Вейдера. — Не тюрьма, а курорт какой-то. Хотя, полагаю, вам не с чем сравнивать.
— Во всяком случае, я никогда не задерживался в тюрьме достаточно долго, чтобы оценить условия.
Афра из-под полуприкрытых век смотрит на Вейдера. Он всё ещё лежит на полу, раскинув руки, и в кои-то веки это она смотрит на него сверху вниз. Она смотрит на его лицо, теперь не скрытое маской.
Вейдер выглядит чем-то раздосадованным. Возможно, тем, что всё-таки уснул вместо того, чтобы целыми сутками хранить бдительность. На взгляд Афры — который она точно не будет озвучивать — всё это отдаёт паранойей. В конце концов, зачем Альянсу убивать их во сне, если они и так в плену, и всегда можно казнить их бодрствующими?
— Хорошо выспались? — спрашивает она.
Ведер не отвечает.
— Эй, я просто хочу завести светскую беседу. Знаете, если уж вы запрещаете нам говорить о существенных вещах, то мы можем поговорить о нём-нибудь другом. О погоде, например.
— Мы сидим в изолированной камере под землей и даже не знаем, какое сейчас время суток, — Вейдер недовольно морщится. Странно видеть это — у Вейдера неожиданно живая мимика. — Разговор о погоде в таких условиях мне кажется... не слишком уместным.
Афра вздыхает и думает о том, что ещё немного, и начнёт петь непристойные песенки на хаттском, чтобы хоть немного развлечь себя и своих тюремщиков. И вряд ли переживёт этот концерт.
Конечно, от руки Дарта Вейдера умереть всегда приятнее, чем от неисправности в гипердвигателе или рук какого-нибудь бандита; но умереть в тюрьме Альянса, так и не сбежав... Какой позор.


2



— Может, займёмся сексом? — предлагает Афра как-то вечером.
Вейдер на неё смотрит. Кажется, это взгляд означает «я бы свернул тебе шею, но одному сидеть тут совсем тоскливо».
— Надеюсь, вы это не всерьёз, Афра.
— Ну почему это не всерьёз? Вы чертовски привлекательны, я вроде бы тоже ничего, нам совершенно нечего делать, и...
— И мы находимся в камере, которая прослушивается и просматривается круглые сутки.
Афра пожимает плечами. В последнюю очередь её волнует то, что какой-нибудь тюремщик подглядывает за ней. Она даже сама пару раз устраивала стриптиз перед камерой. Вейдер в эти моменты показательно отворачивался к стене.
— Вы думаете, что они выложат видео с нашим сексом в голонет? Или продадут его какому-нибудь похотливому хатту? «Дарт Вейдер в плену Альянса трахается со своей сокамерницей»? Я бы лично посмотрела такое порно, но... упс, они не смогут использовать эту запись, потому что никто не знает, как вы на самом деле выглядете. Кстати, на тех порнокартинках, которые я видела, вас обычно изображают полностью одетым.
Странно. Вейдер, похоже, не особо удивлён.
— Я не ослышался, доктор Афра, вы ищете в голонете порнографические рисунки со мной в главной роли? — Вейдер насмешливо смотрит на неё. Если бы артеры из голонета знали, что под маской скрывается красивый — несмотра на кучу шрамов — и относительно молодой мужчина, порно было бы примерно в сто раз больше.
— Ну, не то чтобы ищу... Знаете, там слишком много порнокартинок с вами и гранд-моффом Таркином, это для меня как-то слишком. Не знаю, как насчёт вас, но по мне так он был мерзким морщинистым говнюком. Надеюсь, я не разбиваю вам сердце?
— Я тоже нахожу гранд-моффа Таркина совершенно непривлекательным.
Афра не может понять, всерьёз он говорит или нет.
— Вот картинки с агентом Каллусом куда лучше, — продолжает она. — Красивый мужик, вы с ним вроде бы работали несколько раз, вместе охотились за повстанцами. И сюжеты какие можно напридумывать... Секс после совместного боя? Это очень сближает, знаете. Вам нравится рыженькие?
Вейдер мрачнеет.
— Может, мы закроем эту тему?


3



На четвертой неделе Афре окончательно надоедает сидеть в тюрьме. Кажется, вместо негуманной казни Альянс решил гуманно свести их с ума бездействием. У них просторная чистая камера, еда три раза в день, пады с голодрамами и книгами, и они за три с небольшим недели не видели ни одного живого человека. Даже дроидов не видели: еду подавали через нишу в стене.
— Они просто не могут разобраться, что с нами делать, — сказал как-то Вейдер. — Или думают, что меня невозможно казнить, и я их всех прокляну перед смертью.
— Ага, вы главный злой колдун Империи. Проклянете своих палачей и всю верхушку Альянса, так что у них дети до седьмого колена будут рождаться склизкими хаттенышами с двумя головами.
Они не могут даже потрахаться — Вейдер против и только отмахивается в ответ на её приставания. Афра от скуки третий раз пересматривает документалку о нексу.
— Милые котики, — говорит она.
— Да не особо. Иди сюда.
Вейдер бесцеремонно хватает её за руку и притягивает к себе.
— Мы всё-таки перейдем на новый уровень отношений?
Она сидит на коленях у Вейдера и впервые видит так близко его лицо. Только сейчас Афра понимает, что опасалась приближаться к нему. Они обычно говорили, сидя на своих кроватях, друг напротив друга. Или на полу: тоже друг напротив друга, тоже не слишком близко.
— Я знаю, как нам отсюда выбраться, — шепчет ей на ухо Вейдер. Афра чувствует, как его рука скользит по её спине. Намёк понят: сейчас они сделают вид, что тискаются, и смогут тихонько поговорить.
— И какой у вас план?
Не то чтобы Афра сама не думала об этом. Она уже просчитала пару-тройку планов, но отложила их — слишком рискованные. И к тому же она не знала толком, на что способен Вейдер без Силы. Для хорошего плана не хватало информации, Афра оставалось только надеяться, что у Вейдера её хватает.
Вейдер не отвечает. Он мягко проводит пальцами по щеке Афры и заправляет за ухо непослушную прядь волос. Металл холодит кожу, но руки Вейдера теплее, чем представляла себе Афра.
Она прижимается к нему так, что его губы оказываются рядом с её ухом.
— Ну же, расскажи мне о побеге, я уже вся горю, — прошептала она ему голосом всех этих девиц из дешевых голодрам, которые кидаются в порыве страсти на своих любовников.
Вейдер фыркает.
— Ты невозможна.
— Если план будет отличным, я, пожалуй, ещё и кончу.
Афра целует его в уголок губ, не очень понимая, что делать дальше. Ей всё ещё немного страшно: как будто она решила погладить опасного зверя и не знает, то ли он начнет ластится, то ли откусит ей руку по локоть. В углу клетки лежит гора откушенных рук.
— Для начала нам надо взломать их сеть, — шепчет Вейдер. — Сделай что-нибудь, иначе мы начнем вызывать подозрения.
На этот раз Афра целует его в губы. Вейдер отвечает не сразу, и сперва Афре даже кажется, что он оттолкнет её. И всё же он отвечает, приоткрывает губы, кладет руку ей на шею. Афра чувствует его язык у себя во рту, и ей казалось, что Вейдер будет целоваться грубее. И более страстно.
Афра напоминает себе, что они собрались обсудить план побега, а не потрахаться. Это не мешает ей расстегнуть застежку на комбинезоне Вейдера. Как хорошо, что у этих тюремных роб магнитная застежка.
— У наших падов нет сетевой карты, — сказала она, разорвав поцелуй.
— Я знаю. Но модуль беспроводной связи есть у меня в протезах. На наше счастье, принцесса Лея не додумалась приказать снять их.
— Может, она просто слишком жалостливая для этого.
— Может быть. На наше счастье.
Под комбинезоном у Вейдера тонкая хлопковая майка, как и у неё самой. «Ну же, сними уже с меня что-нибудь», — с досадой думает Афра, потянув майку вверх. Она кладет руку на его живот — напряженные мышцы под нежной, нетронутой солнцем кожей. Средним и безмянным пальцем она чувствует широкий рубец. Вейдер вздрагивает, и Афра тут же отдергивает руку.
— Что-то не так?
— Продолжай, — приказывает он.
Губы у Вейдера приоткрыты, на щеках — лихорадочный румянец. Его кожа кажется обжигающе горячей, когда Афра снова кладет ладонь ему на живот.
— Когда мы сможем подключиться к их камерам, то закольцуем запись, а потом откроем дверь и уйдем, — шепчет Вейдер. — В идеале, они обнаружат наше отсутствие только после того, как мы улетим.
Он дергает застежку комбинезона Афры и тянет его вниз.
— Главное, не открывать эту дверь через из собственную программу.
— Почему? Именно это я и собирался сделать.
Вейдер помогает ей снять комбинезон, его металлические пальцы проходятся по её телу от плеч до щиколоток. Что-то внутри Афры подрагивает от этих прикосновений, хотя ей всегда казалось, что так бывает только в любовных романах.
Она стоит босая на полу, в одном нижнем белье, Вейдер сидит напротив неё, и ей приходится наклониться, чтобы прошептать ему на ухо:
— Я знаю эту систему замков. Их невозможно открыть «изнутри» и не оставить следа в программе. Не могу поверить, что ты это не знаешь.
Вейдер снова усаживает её к себе на колени.
— Я главнокомандующий имперского флота, а не преступник. Так ты знаешь, как его вскрыть?
— Да, я-то преступница.
Она чувствует дыхание Вейдера на своей шее, потом что-то влажное — его губы и язык, не сразу понимает она — и легкий укус, от которого мурашки бегут по спине. Ей уже сложно соображать, мысли становятся вязкими и неповоротливыми, внизу живота тянет от возбуждения. Прижавшись к Вейдеру, она чувствует бедром его член.
— Ты все-таки хочешь меня трахнуть, или у тебя что-то припрятано в кармане?
— У этих комбинезонов нет карманов, доктор Афра, — взгляд у него насмешливый. — Как тебе удобнее будет вытаскивать модуль?
Слишком сложный вопрос. Сейчас её голова уже не способна проанализировать, как они будут лежать, что будет видно через камеру, куда удобнее будет спрятать модуль. И всё же ей хватает мозгов на то, чтобы понять, что правая рука, которой она полезет в протез Вейдера, должна быть у стенки.
— В позе наездницы.
Оставалась надеяться, что никакие религиозные нормы не запрещают ситхам секс в этой позе.

@темы: фики, графомания, ЗВ

URL
Комментарии
2017-01-02 в 13:07 

Клофелия
may your coffee be strong and your monday be short
что ты делаешь, я же так зашипперю еще и Ведроафру :inlove:
у них чертовски клевые диалоги, и вообще они милые котики, прям как нексу))

2017-01-02 в 13:42 

Ярь
смышлёность устриц
Клофелия, ДАВАЙ! :-D Это отличный пейринг. Она свозила его на свидание на Геонозис!
Каждый раз, когда они общаются в комиксах, я прямо так и вижу рядом призрака Оби-Вана с попкорном и "О, да ты нашел самочку своего вида, мой юный падаван".

у них чертовски клевые диалоги, и вообще они милые котики, прям как нексу))
Спасибо. :inlove:

URL
     

Коробка с котятами

главная